Кодекс чести чеченца

Как-то у Фредерика Форсайта кодекс чести чеченца прочла небольшой изящный и чисто английский рассказ. Сюжет был следующий: два мелких подонка в драке убивают случайного прохожего. Их быстро находят и арестовывают. Полисмен, раскрутивший дело, совершенно счастлив, но тут в процесс вмешивается знаменитый адвокат. Адвокат хитрит, крючкотворствует, путает свидетелей, и все кончается тем, что благодаря его мастерству совершенно беспроигрышное дело разваливается в суде. Полицейский приходит домой к адвокату, чтобы сказать свое «фи», и внезапно видит у него на каминной доске старую кодекс чести чеченца адвокат вместе с убитым подонками человеком, молодые, в форме какого-то спецподразделения, где-то в пустыне. Через неделю двух мелких подонков нашли мертвыми: вместо пары лет в тюрьме, которые им честно полагались по закону. Этот рассказ я вспомнила, когда услышала об оправдании присяжными питерских предпринимателей Константина Братчикова и Станислава Тюрина, предполагаемых заказчиков убийства Игоря Климова, гендиректора «Алмаз-Антея». Кодекс чести чеченца, что «Алмаз-Антей» стал первым из «вертикально интегрированных оборонных холдингов», которые сейчас создают в оборонке. «Алмаз-Антей» вобрал в себя все, что в России было противовоздушного. Многие эксперты возражали, говорили, что для того чтобы кодекс чести чеченца выжила, нельзя объединять КБ, а надо кодекс чести чеченца их конкурировать, кодекс чести чеченца остался сильнейший. А объединять отрасль — значит загубить ее стратегически, но, разумеется, на которое время сконцентрировать в одних руках все бабло, которое зарабатывают на системах ПВО. Так или иначе, «Алмаз-Антей» создали. Председателем совета директоров компании стал всемогущий тогда замглавы Администрации президента Виктор Иванов. Гендиректором — его близкий знакомый Игорь Климов, питерец, разумеется. Вскоре Игоря Климова убили. Это был, конечно, шок. В рамках укрепляемой вертикали власти это виделось вызовом Кремлю. Казалось, что Виктор Иванов и ФСБ должны просто раздавить убийцу. Время шло, а результатов следствия не было. Вдруг, год спустя, рядовой киллер, попавшийся по другому делу и сидевший в Рязани, признался «наседке», что и Кодекс чести чеченца хлопнул он. Мотив убийства дрязги среди пайщиков фирмы, занятой выводом активов и банкротством предприятия средней руки косвенно, увы, подтверждал самые черные опасения экспертов насчет причины создания «Алмаз-Антея». И вот теперь предполагаемых заказчиков убийства — тех, на кого показали осужденные киллеры, тех, кто единственный выгадывал от ликвидации всех остальных пайщиков, из которых кто-то был застрелен, а кто-то зарезан — присяжные кодекс чести чеченца на свободу. Это я к чему? Существует закон — но существует и справедливость. Существует закон — но существует и звериное чувство локтя. «Мы своих не сдаем». Застрели в США полицейского — и никто никогда этого не спустит. Сделают все, чтобы объяснить — в полицейских стрелять нельзя. В России — не так. В ней правят силовики, кодекс чести которых требует — «не сдавать своих». Иногда и не сдают, как, например, в случае с Луговым. Но когда не сдают, всегда на поверку оказывается, что не сдают не Лугового. Не сдают самих себя. А не ломанись Луговой на «Эхо Москвы», не закричи: «Вот он я, живой и здоровый! », так еще неизвестно, что бы с тем Луговым было. А тех, кто вышел в тираж — сдают за милую душу. Убили генерала КГБ Трофимова — и расследование спит на боку. Сожгли на Дальнем Востоке генерала погранвойск Гамова — суд дал убийцам сущий пустяк за «убийство по неосторожности». Убийство и правда было по неосторожности, не знали люди Васи Якута, коллеги и конкурента генерала Гамова по рыбному браконьерству, что генерал с супругой бросятся не из горящей квартиры, а к сейфу в кухне. Но так генерал же! Убили Климова — ближайшего, своего, часть вертикали власти — ну и фиг с ним. Киллер в рязанском СИЗО раскололся? Ребята, не отвлекайтесь на расследование дела, время — деньги, бабки надо зарабатывать, а не за мертвых мстить, кому какое дело, если в суде все провалится? «Кодекс чести» силовика — это, как кодекс чести чеченца. Абсолютная защита своих — и столь же абсолютное манипулирование чужими, если это надо своим. Своих — вытаскивают, но агентов, завербованных на грязи и деньгах, сдают, подставляют и разменивают. Агентов — не жалко. И дело, мне кажется, вот в чем. В нынешней психологии силовика, занятого бизнесом, разводками и подставами, понятие «своих» сузилось кодекс чести чеченца одного кодекс чести чеченца — самого себя. Все остальные попадают в категорию одноразовых агентов, которых разводят, подставляют и выбрасывают. Свой — только счет в швейцарском кодекс чести чеченца, а все остальные — расходный материал для его пополнения. Гады, которые думают только о бабле и не думают о великой России, величие которой прямо кодекс чести чеченца количеству зашибаемых владельцем счета денег. Поэтому Великая Вертикаль не способна обеспечить ни расследования убийства Игоря Климова, ни — когда это убийство случайно было раскрыто — наказания заказчику. И что-то подсказывает мне, что Константина Братчикова и Станислава Тюрина отпустили на свободу не по тем причинам, по которым герой Форсайта добился оправдания двух мелких подонков.

Смотрите также:
  1. Кодекс чести настоящего мужчины — къонахан амалш или къонахал.

Написать комментарий

:D:-):(:o8O:?8):lol::x:P:oops::cry::evil::twisted::roll::wink::!::?::idea::arrow: